Мы используем cookie-файлы. Оставаясь на сайте роботов, человек соглашается на использование cookie-файлов.
Подробнее — в «Условиях использования cookie-файлов».

Интервью

Алексей Круглов, Банк Открытие, старший вице-президент
Проект:
Вы в «Открытии» отвечаете за диджитализацию банка, инновации, «фишки» и технологии в интернет- и мобильном банке. Чем гордитесь?
Тем темпом, который мы взяли где-то года два назад. У нас произошло некое количество изменений недавно, и мы полностью изменили подход к тому, как разрабатываются продукты, как развиваются продукты. Диджитал-продукты, я имею в виду. Есть популярное сейчас слово «аджайл», в котором мы частично себя нашли какое-то время назад. Мы перешли от планирования, от долгих циклов разработки к спринтам, где каждые две недели что-то хорошее происходит с продуктом клиентским. Мы меняем продукты раз в две недели. Пример из недавних — это запуск переводов на любые карты, P2P-переводов так называемых. Мы могли запустить его раньше, но с ограниченным функционалом. Мы бы до сих пор его запускали, если бы все фичи этого продукта напихали туда сразу. Мы вышли в продакшн с тем функционалом, который будет востребован — мы точно знали это, поговорив с клиентами. И через несколько недель его дополнили. И продолжаем в таком ритме сейчас его развивать. И закончим, наверное, месяцев через пять.
В конце года компания «Делойт» выбрала десять лучших мобильных приложений. И банк «Открытие» впервые вошел с восьмым местом в этот рейтинг. [...] Какое у вас место будет в 2016 году, планируете?
Мы планируем улучшить результат, как минимум войти в пятерку, что на этом рынке уже довольно неплохо. Стремимся мы, разумеется, к лидерству.
Ваше мобильное приложение работает на всех платформах. И вы, видимо, были первыми, кто ввел отпечаток пальца для айфона для входа в мобильное приложение.
Да, мы успели сделать это первыми. Опередили второй номер ровно на неделю.
А чем ваше приложение отличается от приложений других банков?
Мы делали его с нуля.
Сами?
И сразу постарались. Сами, в партнерстве с очень компетентными хорошими фронтовыми мобильными разработчиками. Мы делали его с нуля. И сразу постарались сделать его правильно. Это получилось. Не получилось сразу запихнуть в него огромное количество функций. Собственно, то, чем мы сейчас занимаемся. В процессе эксперимента над самими собой мы взяли и объединили две команды: бизнес-команду и IT-команду, которые работают над диджитал как над бизнесом. Слили их в скрам-команду так называемую. Каждая команда получила свой продукт, своего продуктонера. И теперь отвечает целиком от начала до конца за судьбу этого продукта. За его качество, работоспособность, за его развитие и финансовый результат.
На самом деле сложно и затратно выводить на рынок новый продукт. Есть ли цель монетизации? Или другие цели сейчас преследуете? Имидж? Клиенты?
Хороший вопрос. Есть. И цель монетизации, и цель — рост клиентской базы как таковой. И имиджевая цель, конечно, есть.
Есть вообще, куда стремиться в этих технологиях, мобильных сервисах? Какими функциями еще может обрасти мобильный банк, он что-то заберет из интернет-банка?
Он заберет аудиторию, прежде всего. Мы очень четко видим, как люди, которые всю жизнь пользовались интернет-банком, часть из них перестают заходить в так называемый большой интернет-банк [...] и мигрируют в мобильное устройство. А второе, что забирает мобильный банк, — это ежедневный функционал. То, чем пользуешься постоянно. Это тоже очень видно по профилю тех операций, которые уходят в мобильную платформу, если человек продолжает пользоваться и мобильной версией, и веб-версией.
У меня есть данные на НАФИ: всего 12% россиян пользуется финансовыми мобильными приложениями. 12% — это практически ничего. Вы думаете, это число будет расти?
Да, я уверен, оно будет расти. Это как с Интернетом было в свое время. Им тоже мало пользовались. А потом внезапно им уже все пользуются. Кто-то сразу начинает открывать вклады, переводы, оплачивать.
Диджитализация в процентном отношении сколько приносит доходов банку?
Пока сильно меньше, чем мы хотим. Если собрать весь объем бизнеса, который клиенты, пришедшие к нам через диджитал-каналы или активно пользующиеся диджитал-каналами, создают в банке, в розничном бизнесе, то сейчас мы говорим где-то о 2,5%. Дело в том, что год назад эта цифра была близка к нулю. Она была очень близко от нуля. То есть мы считаем, что мы проделали неплохой путь. И самое главное, что планы, которые мы себе ставим, и цели, которые мы себе наметили, намного более амбициозные, чем текущий результат.