Год роботов: итоги

Три директора Redmadrobot — генеральный, креативный и технический — Алексей Макин, Макс Десятых и Артур Сахаров рассказывают CEO группы Ruward Андрею Терехову о том, что сделала команда за 365 суток, и немного — о планах на следующие 365.

— Про все награды и рейтинги уже написано на Facebook. А за что вам стыдно? Что вообще заставило вас покраснеть?

Артур: Бывает неловко отвечать на комментарии на Хабре. Популярный вопрос там — о стажировке для разработчиков в Питере, которую мы не успели организовать, потому что в старом офисе стажеров было некуда сажать, а в новый питерские роботы только переехали.

Макс: В этом году роботы отправили больше отказов соискателям, чем, например, в прошлом. Всегда неловко отказывать людям. За этот год мы посмотрели больше 11 000 резюме и наняли 90 специалистов — и это только в Москве.

— Ок, значит, 8 человек в месяц вы нанимали. Так сколько вас теперь?

Макс: 356 человек в 5 городах.

— Чем заняты все эти люди?

Алексей Владимирович: Сейчас около 40% наших проектов связаны с корпоративной мобильностью — это мобильные рабочие места, личные кабинеты сотрудников.

В этом году роботы сделали цифровыми процессы страхового и предстрахового осмотра, а менеджеры по продажам Альфа-Банка вообще могут появляться в офисе раз в неделю — потому что у них есть iPad с нашей платформой RMR MWP™, и для 80% рабочих сценариев этого достаточно.

Другой большой проект, связанный с диджитализацией внутренних процессов, — чат, который по сути представляет собой полноценную helpdesk-систему. Сервис подсказывает оператору наиболее релевантные варианты ответов на запросы пользователей. Например, в банке «Открытие» сейчас ответы на 30% запросов генерируются автоматически — операторам это позволяет работать продуктивнее, а банку — сократить издержки.

За годы мобильной разработки мы научились эффективно работать со сложными закрытыми системами, управлять продуктами и улучшать их для развития бизнеса.

Отличный пример такого подхода — разработка приложения Utair, которое позволило увеличить продажи авиабилетов в четыре раза. Как бы дико это не звучало, но это так.

Поэтому закономерным этапом развития компании стало то, что сейчас роботы помогают компаниям организовать работу внутренних команд разработки, выработать стратегию перехода в digital. Мы выступаем партнером, который может не только рассказать, как надо, но и сделать всю работу за внутреннюю команду — сейчас консалтинг составляет 20% бизнеса Redmadrobot.

Артур: А еще исправить все, что натворили начинающие scrum-мастера, которые побывали в компании до нас.

Алексей Владимирович: Это, кстати, тоже большой объем работы. Сейчас мы видим ту же ситуацию, что когда-то наблюдали на рынке мобильной разработки: появляется спрос на диджитализацию бизнес-процессов, и на рынок выходят команды, которые не очень умеют, но готовы взяться. И теперь мы уже исправляем их ошибки.

— То есть 80% на разработке ПО и 20% на консалтинге?

Макс: И еще 20% приносит дизайн-лаборатория Redmadrobot. В этом году наши дизайнеры поработали для Сбербанка, Райффайзенбанка, Utair и других не менее крупных компаний. Наши дизайн-проекты взяли бронзу на European Design Awards и все возможные фичеринги на Behance, а приложения завоевали множество золота и серебра на конкурсах.

— И поэтому решили всех учить? Рекламу курса в блоге Лебедева видел.

Макс: Сейчас у нас пять образовательных проектов: курс по дизайну мобильных приложений в БВШД, программа в «Среде обучения», онлайн-курсы со Skillbox и Contented, а еще в разработке проекты с Mail.Ru, Университетом Иннополиса и Нетологией. Плюс традиционные зимние стажировки разработчиков.

— А теперь о главном. А денег сколько?

Алексей Владимирович: Достаточно. В этом году мы присоединили три компании, еще с одной расстались и из одного инвестиционного проекта вышли — Redmadrobot продал свою долю в Alpina Digital, получив за нее восьмизначную сумму и возврат инвестиций порядка 600%. Среди разработчиков мобильных приложений по оборотам и прибыли с группой компаний Redmadrobot не может сравниться никто.

Когда в личных беседах я называю суммы контрактов коллегам по рынку, они обычно лишаются сна и долго рефлексируют…

Макс

Алексей Владимирович: Их можно понять — мы вошли в список самых быстрорастущих компаний Европы Inc. 5000 и дальше планируем развиваться как технологический партнер, осваивать новые технологии и предлагать новые решения для digital-трансформации.

— А куда вы их тратите-то?

Артур: У нас есть несколько инвест-проектов. Например, Кодвардс, платформа для обучения детей основам программирования и логического мышления. Нескромно так говорить о себе, но сейчас это лучший из подобных продуктов и реальная возможность научить детей навыкам, которые пригодятся им в будущем. Наконец уроки информатики перестанут быть смертной скукой, с написанием кода для изображения снеговика в Excel.

В этом году мы запустили совместный проект с LEGO — ребенку интереснее самому собрать робота, которым он потом будет управлять через Кодвардс. Все больше школ в Москве, Калининградской области и на Урале становятся участниками проекта.

Кодвардс и ZeptoLab стали партнерами всероссийской акции «Час Кода». Наш тренажер прошли более 10 миллионов школьников.

Макс: А еще мы в этом году переехали в новые крутые офисы в Москве и Санкт-Петербурге.

—  А про 53 место в рейтинге лучших работодателей России ничего сказать не хотите?

Макс: Я не хочу об этом говорить.

Артур: Это между adidas Group и «Азбукой Вкуса» между прочим.